Итоги конкурса на лучший вопрос

ВОПРОСЫ

 

Вопросы профессору Кудрявцеву В.Т.

 

  1. Формирование человеческой ментальности и культуры всегда было связано с трудовой деятельностью человека. Как коррелирует с процессом антропогенеза появление профессиональных терминов? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Случается так, что имя профессии возникает как художественное слово или вводится в литературный оборот. И тогда мы начинаем спорить, кто первым придумал (талантливо подслушал) русское слово «летчик» взамен французскому «авиатору» — В. Хлебников, как принято считать, или Александр Грин? По хронологии – первенство за Грином, «летчик» появляется в его рассказе «Тяжелый воздух» (1912), тогда как стихотворение Хлебникова «Тризна», на которое обычно ссылаются, опубликовано двумя годами позже (1914).

 

А двумя годами раньше появился «летун» в стихотворении Александра Блока «Авиатор» (1910). «Летун отпущен на свободу…». Мог ли поэт написать «Авиатор отпущен на свободу…»? Такое было бы уместно в газетной хронике. Как говорится, «почувствуйте разницу». Да, нормы поэтического языка тоже дают о себе знать. И все же, это «соседство» двух слов как раз и говорит о тенденции – изобретении русских слов взамен иноязычных, обращении к законам русского словообразования, в том числе, и для обозначения новых на тот момент профессий.

 

Отечественные футуристы, не только Хлебников, но, пожалуй, даже настойчивее — Алексей Крученых, пустились в словотворческие эксперименты. В полном соответствии с программой Виктора Шкловского «Воскрешение Слова», сформулированной им в одноименной брошюре (1914).

 

Это говорит об очевидном: за любым поименованием (переименованием) стоит некая историко-культурная метаморфоза, которая связана с поиском человеческой идентичности. А в новой профессии человек тоже ищет новую идентичность. Под новым именем, которое отграничивает его от уже обретенной. Возникновение профессии – это не просто появление некоего «особого рода занятий», а следствие деятельного изменения сложившейся «онтологической» картины мира, в которой человек ищет новое место себе самому.

 

Тут можно только фантазировать. Особенно, если говорить о специфической профессиональной терминологии в исторической ретроспективе подальше. Хотя некоторые подсказки для ответа на Ваш вопрос мы найдем в работах антропологов – например, Э. Тайлора, Б. Малиновского, Ф. Боаса, Б.Ф. Поршнева. И Маркс с Энгельсом – в этом плане «антропологи», которые задают вполне определенное направление поиска ответа.

 

Профессиональное разделение труда – это уже зрелый плод истории человечества. Но для его вызревания необходимы предпосылки, которые логично искать в истории человеческого самосознания.

 

Н.Н. Миклухо-Маклай наблюдал, как члены одного из архаически племен, населяющих берег Новой Гвинеи, обрабатывают землю. Вначале идут мужчины, выстроившиеся в цепочку, они выворачивают палками слой земли комьями. За ними следует группа женщин, которые разрезают комья на более мелкие куски. И, наконец, в хвосте шагают дети. Они завершают работу, размельчая землю до крошечных кусочков.  Узнаете сказку «Репка»? Ее персонажи чем-то напоминают новогвинейских земледельцев: «Внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку…». Там даже кошка, Жучка и мышка помогали людям на правах «младших» партнеров по труду. (Я не затрагиваю мудрого и многослойного смысла, который несет сказка.)

 

Простейшее возрастно-половое разделение труда, как бы мы сказали сегодня. Работа монотонно-однородная, распределенная лишь по принципу посильности. Тут нет специфических функций, в выполнении которых индивидуальные участники трудового процесса могут как-то по-особому осознать себя. Только в принадлежности к возрастно-половой группе.

 

Конечно, были вожди и шаманы, которые так или иначе управляли трудовым процессом (вожди — реально, шаманы – в форме «магической репетиции»), существовал также круг посвященных лиц, допущенный к подобному управлению и т.д. Все эти люди, по определению, должны были отнестись к процессу и его исполнителям как бы «со стороны», т.е. занять по отношению к нему определенную позицию – наблюдателя, организатора, координатора, «эксперта» и др. Ф. Энгельс однажды обронил фразу о том, что первой формой умственного труда являлся управленческий труд. Да, первыми «тружениками умственного труда» стали именно управленцы. И «профессионалами». Потому что контролировали не только качество результатов труда, но и создавали те условия, в которых его можно достичь.  И именно управленческий труд привнес в общий трудовой процесс функцию самосознания. Ибо управление – это планирование, распределение функций, координация и оценка эффективности индивидуальных действий внутри единого целого. Чем сложнее организовано это целое – коллективный труд, – тем большее необходимости в управлении им, а значит, в «самосознавании» все его содержания.

 

Модель «Репки» в данном случае окажется не очень информативной. Сложная организация труда предполагает его «многопозиционность», которая может быть обеспечена его специфическим разделением и разветвлением на основе распределения функций среди участников трудового процесса. Это – объективное условие для проявления ими своих индивидуальных (а не только возрастно-половых) особенностей в коллективно-распределенной деятельности.

 

При этом условии функция «самосознания» уже перестает быть монополией вождей, шаманов и посвященных. Сталкиваясь с фактами разнообразия индивидуальных проявлений других, человек впервые приоткрывает для себя и собственную «особенность». Возникает вопрос, как это называть. И тут «кастовая» терминология уже не подойдет. Принадлежность к касте фатально определяет профессиональную принадлежность, кое-какой свет проливает на саму профессию, но ничего не говорит о «самоопределении» личности в профессии. А любое «самоопределение» как раз и требует определения, терминологического определения. Иначе – «синдром Чебурашки».

 

Представим себе ситуацию – в логике сюжета Поршнева. Два «рядовых» члена племени выполняют две разные, но скоординированные функции. Скажем, один собирает бамбук, а другой делает из него копья. Допустим, первый по каким-либо причинам выполняет свою работу не очень добросовестно, поставляя для обработки гнилые или высохшие стебли. Второй выражает по этому поводу недовольство (элементарное «управленческое» действие, поскольку оно фиксирует факт нескоординированности исполнительных действий двух человек).  Что не может не удивить первого, т. к. он привык подчиняться контролю лишь со стороны «штатных» управленцев. Вся его экспрессия вопрошает: «А ты — кто?». И тут уже настает черед озадачиться второму: «Я?» …

 

  1. Как Вы относитесь в позиции о том, что образование в гуманитарных вузах должно быть ориентировано не на узкую специализацию, а на подготовку специалистов широкого профиля, которые потом могут работать по любой специальности: «Вуз должен готовить не специалиста для работодателя, а специалиста, которого работодатель сможет сделать эффективным сотрудником»?

 

Здесь, по сути, заданы два вопроса. Отвечаю по порядку.

 

  1. Кто такой «широкий гуманитарий»? Думаю, достаточно просто слова «гуманитарий». В нем – все необходимое. Однажды выдающийся психолог, ученик Л.С. Выготского, Даниил Борисович Эльконин сказал: все гуманитарные дисциплины, все гуманитарные практики, как добавили бы мы сегодня, совпадают и «по предмету», и «по методу» в одном – они, так или иначе, изучают и «сопровождают» (порой незримо) общение людей. Эту идею позднее развивала, в том числе, в практике университетского образования, Елена Евгеньевна Кравцова, внучка Л.С. Выготского, которая ушла от нас в этом году. А общение, как пишет мой коллега и друг Вадим Артурович Петровский, это – «производство общего». Испытуемый не просто решает тестовую задачку «на мышление» в присутствии психолога, а, волей-неволей, пытается раскрыть замысел разработчика теста, который при помощи него пытается разобраться в природе «мышления». И вопросы экспериментатора направляют этот процесс. Вы не можете разобрать его на «общение» и «предметную деятельность». На «общение и обобщение». Учитель общается с детьми из класса, а историк-античник – с «детьми человечества» из Древней Греции.

Как-то радиоведущий, писатель и историк Петр Алешековский делал передачу со мной, где я делился близкими мыслями. В ответ он рассказал историю своей мамы-археолога. Изучая полевые артефакты, она всегда пыталась реконструировать по ним процесс общения людей, которые когда-то создали их друг для друга. И через это вникала в природу и предназначение своих археологических находок.

Да, специалисты по «производству общего», если таковыми считать гуманитариев, могут найти себя в самых разных профессиональных сферах  (и, что очень, важно, участвовать в конструировании новых). Иммунитет от «флюсов специалиста» Козьмы Пруткова или Марксова «профессионального кретинизма» гарантирует сам образ их деятельности.

 

  1. Работодатель сам должен стать тем, кто способен помочь работнику в качестве эффективного сотрудника. Пока ничего лучшего не придумали: во всех социально-экономически развитых странах работодатель с самого начала заинтересованно включается в подготовку специалиста. В университете – с первых курсов. Это и практика, и стажировки, и чтение работодателем курсов студентам, и вовлечение начинающих специалистов в проекты, которые университет реализует совместно с работодателем. Сейчас эта практика начинает робко приживаться и у нас. Для того, чтобы профессионал-неофит мог войти в новую, по Л.С. Выготскому, социальную ситуацию развития. А это – самое сложное, поскольку такая ситуация всегда проблемная для него.

Профессиональное сообщество – это не просто группа «компетентных лиц», а особая система человеческих отношений, внутри которых реализуются профессиональные компетенции. Со своими нормами — не всегда оговариваемыми, поскольку они уже приняты как «само собой разумеющееся». Но именно поэтому — не всегда явными для неофита, которому, тем более, неведомы ни источники происхождения, ни границы применимости этих норм.

В профессионально-цеховой культуре для проникновения во все это существовало длительное многоэтапное посвящение в ремесло, требовалась инициация, точнее, цепочка инициаций. Профессиональный мир давно вырос из цеха и живет на социальных и психологических скоростях, с которыми несовместимы цеховые таинства.

Спускаясь к началам профессионального становления, работодатель может лишь «вырасти» вместе с профессионалом. «Снимать пенки» с профессионального образования, самого лучшего – самый худший сценарий, прежде всего, для работодателя. Он должен не «выбирать» из готового, а принимать участие в формировании поля возможностей профессионального роста.

 

  1. В чём заключается миссия современного педагога в развитии цифровизации образования?

 

Вопрос не совсем по докладу. Поэтому отвечу коротко, прибегнув к метафоре. Миссия у педагога одна – подготовить ребенка в образовании к встрече с самим собой, только на «голову выше», встречу со своими возможностями в «зоне ближайшего развития» или в перспективе подальше. А уж, по какую сторону монитора произойдет эта встреча, – скорее всего, по обе и одновременно, — вопрос второй. Здесь педагог — «модератор» встречи, что, разумеется, требует особых компетенций. Да, на наших глазах рождается «модерирующая педагогика», но в составе педагогики развития, которую никто не отменял. Собственно, она и имеет смысл в составе такой педагогики.

 

  1. Владимир Товиевич, добрый день! Правильно ли говорить, что профессионал это тот, кто не разделяет жизнь и работу? Думаю, Бродский не делил день, утром он гражданин, а после обеда поэт… Жить в своём ремесле и жить своим ремеслом это и есть профессиональное счастье?

 

Знаете, наука – это мышление без выходных. Искусство – эмоция, подаренная одним человеком всему человечеству не по поводу праздника, а на каждый день. Хотя рождение авторского художественного переживания – событие.  Все-таки над «гражданином» и «поэтом» стоит личность. Об этом писал Сальвадор Дали в своих дневниках: «Как личность я куда крупнее своего таланта». Дали был титаном. Но еще раньше жил другой титан – Гете. Когда к нему приходили за советом, он интересовался: «Вы хотите, чтобы я ответил, как тайный советник Гете или как поэт Гете?». Ему легко было переключиться с «одного» Гете на «другого». Потому что и до обеда и после он оставался титаном. Вот это может быть и есть счастье. Не «профессиональное» — просто счастье.

 

Философ и востоковед А.М. Пятигорский иронизировал на одной из своих лекции. Представьте, говорил он, философ подходит к окну, за которым идет стрельба и говорит жене: «Ах, моя дорогая, какой ужас, там стреляют!». Все, выносит приговор Пятигорский, здесь кончается философ. Со всеми этими «моими дорогими» и «ужасами». Потому что даже здесь, рискуя получить шальную пулю, философ должен включить стрельбу в предмет своей мысли, своего философского понимания творящегося и творимого. На то он — и философ.

 

По этой же причине я бы назвал, к примеру, алармизм крайним проявлением психологического непрофессионализма. Хотя есть люди, называющие себя психологов, которые своим «алармом» вполне успешно собирают клиентуру.

 

  1. Как религия влияет на самоизменение личности? Есть ли исследования по этому вопросу?

 

Тоже вопрос не совсем «мой». Любая религия содержит этот посыл, поскольку призывает к совершенству, задавая его образ. Христианство уникально тем, что воплотителем этого образа-идеала становится «сын человеческий», Богочеловек, утверждающий божье царство внутри. Умберто Эко писал кардиналу Мария Мартини: «…Если бы Христос был не более чем героем возвышенной легенды, сам тот факт, что подобная легенда могла быть замышлена и возлюблена бесперыми двуногими, знающими лишь, что они ничего не знают, – это было бы не меньшее чудо (не менее чудесная тайна), нежели тайна воплощения сына реального Бога. Эта природная земная тайна способна вечно волновать и облагораживать сердца тех, кто не верует».

 

Сюжеты «Махабхараты» или «Нового завета» — это цепочки испытаний, посвящений, инициаций, переходов, значительной частью, жертвенных, в новое качество. Практика христианского подвижничества – это о том же.

 

Однозначных данных о связи религиозности с самоизменением личности нет. Значительная часть психологических исследований посвящена либо анализу религиозного опыта, где первопроходцем и классиком является У. Джемс, либо затрагивает особенности «религиозной социализации».  Но в рамках гуманистической психологии изучался феномен «персональной религиозности» — я имею в виду, прежде всего работы, Г. Олпорта и его последователя К. Бэтсона, которые содержат некоторые наводки для ответа на вопрос о природе этой связи. Среди отечественных источников я бы назвал замечательную книгу Ф.Е. Василюка «Переживание и молитва» (М., 2005). К ней можно добавить содержательное учебное пособие «Начала христианской психологии» под редакцией Б.С. Братуся и С.Л. Воробьева (М., 2005). Хотя к термину «христианская психология» отношусь скептически.

 

 

  1. Как Вы думаете, где готовили по-настоящему людей, преданных своей профессии (профессионалов), я имею в виду сейчас в 21 веке или до? Или это не зависит от времени и качества образования, а только от человека?

 

Это зависит, в первую очередь, от нас с вами, на определенном историческом отрезке создающих свое время.

Люди и в относительно стабильном мире 20 века сплошь и рядом совершали случайный профессиональный выбор. Или под нажимом обстоятельств – что ведет к сходным результатам. Сколько ущерба для дела это принесло, сколько судеб этим переломано, — никто не подсчитывал.

Сейчас мы создали такое время, которого просто не хватает для осознания профессии как миссии, как служения. А потому не можем удержать в профессии личностью, на которую сохраняется, более того растет запрос.

Можно разменять десяток профессий (а профессии нужно разменивать, а еще лучше сочетать), не размыв в профессиональных функциях личности, для которой естественно осознание своей миссии. Когда профессия – твой шанс исполниться в этом мире как личность. И держать ответ за «исполнение» перед самим собой, а потом уж – перед «клиентом».  Это называется профессиональной совестью, утрата которой совпадает с потерей профессионализма при сохранном «мастерстве» в виде «техничности», но уже не «искусности». Хотя, как писал Мартин Хайдеггер, древние греки сближали «техне» с «поэйсисом», т.е. сферой искусства, а  в лице Платона  и с «эпистеме» — сферой познания.

 

Вопросы профессору Тарасову Е.Ф.

 

  1. Уважаемый Евгений Федорович, интересным представляется термин «познавательная выгода». Кто его ввел в научный обиход? Как Вы определяете данный термин?

 

В современной эпистемологической литературе словосочетание «познавательная выгода» означает приращение нового знания, получаемого в результате некоторой познавательной операции. Насколько я знаю, признанного автора этого выражения нет.

 

  1. В чем, по-Вашему, заключается основная проблема формирования профессионального сознания будущего педагога? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

Можно полагать, что основной проблемой при формировании профессионального сознания педагога является овладение психологической теорией обучения – это, в первую очередь, работы П.Я. Гальперина, В.В. Давыдова и их последователей, а также предметные знания.

 

  1. Правильно ли считать, что хороший руководитель должен ставить одной из задач необходимость формировать профессиональное сознание у сотрудников?

 

Есть достаточно много оснований считать, что формирование профессионального сознания у сотрудников есть первейшая задача любого руководителя, т.к. профессиональное сознание – это предпосылка адекватной ориентировочной деятельности любого профессионала.

 

  1. На данный момент многие образовательные организации работают в дистанционной форме обучения. Как Вы считаете, на сколько эффективным является речевое общение педагога с обучающимися на дистанционных платформах?

 

Эффективные дистанционные платформы обеспечивают функциональность речевого общения, хотя и нарушают полноту средств общения и делают его менее эффективным.

 

  1. С какого возраста можно формировать профессиональное сознание? Есть ли современные исследования по этой теме? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Процесс профессионального обучения – это тот процесс, в котором формируется профессиональное сознание, т.е. это два аспекта единого процесса внегенетической трансляции способностей человека в пространстве и времени от одного поколения к другому. Поэтому можно считать, что начало формирования профессионального сознания совпадает по времени с началом обучения профессии. Современные исследования на эту тему охватываются сферами психологии профессий и психологии труда.

 

Вопросы профессору Исаеву Е.И.

 

  1. Вы напомнили нам высказывание Л.С, Выготского: «Первое требование, которое мы предъявляем к учителю, заключается в том, чтобы он был научно образованным профессионалом и истинным учителем раньше, чем математиком, словесником и т. д.». Насколько, с Вашей точки зрения, этот подход реально воплощается в современной подготовке будущих педагогов? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Прежде всего, о самом высказывании Л.С. Выготского о профессионализме учителя.  Л.С. Выготский является продолжателем гуманистической традиции отечественной педагогической мысли о профессии педагога, о смысле и назначении педагогической деятельности, заложенной трудами К.Д. Ушинского, П.Ф. Каптерева, П.П. Блонского. Ключевым для выдающихся русских педагогов было понятие «воспитание» как синоним понятия «образование». Образование понималось ими как становление целостного человека в многообразии его способностей. С этой позиции предметное обучение как обучение математике, словесности и т.д. выполняет в образовании человека важную, но не основную функцию. Учебные предметы – это средства формирования научной картины мира, развития научно-теоретического мышления, познавательных способностей человека. Способности к познанию нового, умение учиться – важная, но единственная способность человека.

К.Д. Ушинский в работе «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» писал, что если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она прежде должна узнать его во всех отношениях. При этом первостепенную роль в познании человека ученый отводил психологии. Эти мысли были высказаны К.Д. Ушинским в контексте обсуждения вопроса о подготовке воспитателей, о практике педагогического образования. Соотношение психолого-педагогической и предметно-методической подготовки будущего педагога до сих пор остается ключевой проблемой профессионального педагогического образования. Современные ФГОС педагогического образования, разработанные на основе Профессионального стандарта педагога, первостепенное значение отдают собственно профессиональной, психолого-педагогической подготовке педагога. Это проявляется в увеличивавшейся трудоемкости дисциплин психолого-педагогического цикла, во включении в учебные планы подготовки педагогов разделов по воспитательной работе с обучающимися, в придании важного значения практико-педагогической подготовке и др. Такие новации в педагогическом образовании убеждают, что высказанные К.У. Ушинским, Л.С. Выготским положения о подготовке профессионального педагога находят реальное воплощение в современном педагогическом образовании.

 

 

  1. Насколько актуальная комплексная программа повышения профессионального уровня педагогических работников общеразвивающих организаций?

 

Повышение профессионального уровня педагогических работников общеобразовательных организаций, на наш взгляд, относится к числу актуальных на все времена. В мире не существует идеальной системы подготовки педагогических кадров и нет идеально функционирующей системы повышения педагогической квалификации. Особое значение повышение профессионального уровня педагогов приобретает в современных условиях информационного общества. В развивающем образовании изменяется смысл и статус педагогической деятельности. Педагог перестает быть транслятором предметных знаний и проводником массовой социализации подрастающих поколений. В современном информационном обществе у школы появляется много конкурентов в лице масс-медиа, которых выгодно отличает оперативность, образность и многообразие подачи информации. Но самое главное заключается в том, что предметные знания и академическая успеваемость в развивающем образовании теряют статус единственного и даже приоритетного образовательного результата. В ФГОС всех уровней общего образования в качестве образовательных результатов определены личностные, метапредметные и предметные результаты, и именно в такой последовательности.

Повышение профессионального уровня педагогических кадров не потеряло своей актуальности и в области традиционной предметно-методической компетентности педагога. В современном отечественном образовании, согласно данным сравнительных международных исследований, примерно пятая часть обучающихся не достигает порогового значения функциональной грамотности – читательской, математической, естественнонаучной. Это означает, что профессиональный уровень педагогов нужно повышать, а все программы в этой области актуальны как никогда.

 

  1. Какие современные методы диагностики профессиональных качеств педагога Вы посоветуете (кроме анкетирования)?

 

Отметим, что оценка профессионализма современного педагога – это весьма важная составляющая повышения профессионального уровня педагогических кадров. В этом направлении ведутся серьезные исследования. Действительно, анкетирование как метод диагностики профессиональных качеств педагога не выступает в качестве основополагающего средства оценки профессиональной педагогической компетентности. В последние годы ведутся серьезные исследования по разработке инструментов оценки профессионализма педагога. В частности, Московский государственный психолого-педагогический университет участвует в реализации государственного контракта Минобрнауки России по проекту: «Создание и внедрение модели аттестации педагогических работников на основе оценки их квалификации в соответствии с требованиями профессионального стандарта педагога и федеральных государственных образовательных стандартов общего образования». Государственный контракт предусматривает разработку модели аттестации учителей на основе использования единых федеральных оценочных материалов (ЕФОМ). Была проведена апробация данной модели при проведении аттестации педагогических работников, замещающих должность «учитель» (цели, задачи, сроки и этапы, порядок).

В общем виде аттестационные материалы представляют собой задания на решение педагогических ситуаций, анализ видео профессиональной работы педагога. Считается, что важнейшим инструментом является наблюдение на уроке. Однако, наблюдение за реальной деятельностью педагога требует особых затрат времени экспертов, поэтому предпочтение отдается аудиовидеозаписи деятельности педагога.

В качестве примера оценочных материалов рекомендуем посмотреть: Демоверсии тестов по профессиональным компетенциям (irospb.ru); Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования (iro23.ru)

 

 

Вопросы профессору Собкину В.С.

 

  1. Каковы Ваши прогнозы на численность приема в аспирантуру по педагогической специальности на период 2020-2021 года? Как видно из результатов графика идет значительное понижение количества аспирантов с 2010 г. именно по педагогической профессии. С чем это может быть связано?

 

В связи с ухудшением экономической ситуации трудно ожидать увеличения бюджетных мест в аспирантуре. Само снижение числа поступлений в аспирантуру связано с низким статусом научных исследований в сфере образования. Негативным фактором является также новая нормативно-правовая база, реорганизация институтов РАО.

 

  1. Рис 7. Формулировка «не хотел покидать университетскую среду» семантически не подходит для аспирантов старше 40 лет. Был ли задан аспирантам старше 40 лет вопрос в такой формулировке?

 

Аспиранты старше 40-ка лет могли выбрать и другие варианты. В этом и состоит смысл данного вопроса.

 

  1. Какие условия, с Вашей точки зрения, должны создаваться в университетской среде для повышения мотивации студентов для продолжения обучения в аспирантуре? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Принципиально иное отношение к курсовым работам, усиление исследовательской компоненты в обучении, активизация работы НСО, более ранняя «привязка» студентов к научному руководителю, совмещение педагогической практики и исследовательской деятельности.

 

  1. Владимир Самуилович, спасибо за такой интересный доклад. Планируете ли Вы опубликовать свое исследование в формате развернутой статьи или монографии? Этот материал очень важен для размышлений тем, кто работает с аспирантами.

 

Основные материала доклада опубликованы («Педагогика» 7, 8, 11 за этот год, «Наука и образование» 2020). Книгу планирую написать в следующем году.

 

  1. Какие условия, с Вашей точки зрения, позволят остановить «утечку мозгов»? И как Вы относитесь к возрастанию количества иностранных аспирантов?

 

Изменение уровня оплаты научных сотрудников и их социального статуса. Изменение форм и организационных механизмов грантовой поддержки научной деятельности. Усиление издательской деятельности по публикации научных работ, поддержка участия аспирантов и научных сотрудников в международных конференциях и совместных исследовательских проектах. К увеличению количества иностранных аспирантов отношусь положительно.

 

  1. Подскажите, каковы ПРИЧИНЫ такой тенденции к желанию уехать на ПМЖ в другую страну среди молодых ученых, чьи родители также имеют степень?

 

Родители с ученой степенью транслируют свой негативный опыт экономического и социального благополучия, связанный с вертикальной мобильностью в сфере науки в нашей стране.

 

  1. Считаете ли Вы, что аспирантура, став уровнем образования, повлияла на изменение отношения к факту защиты аспирантов?

 

Да, повлияла негативно

 

 

Вопросы профессору Слободчикову В.И.

 

  1. Добрый день! Спасибо за интересное выступление! Рассматривались ли в вашем исследовании вопросы планирования материального будущего повышения заработной платы в более высоком статусе и вопросы тревоги за обеспечение работой, если повышения статуса не произойдет? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Такое исследование не проводилось, но важно другое. Здесь необходимо различать базовую мотивацию: либо совершенствование своего Дела, своей любимой профессии (подчеркну – своего и своей), либо озабоченность повышением заработка. В одном случае – поиск любимого дела, тогда заработок не критически важен, в другом – поиск высокооплачиваемого места работы, а само дело не столь важно. Определитесь в своем выборе.

 

  1. Скажите, пожалуйста, считаете ли Вы обязательным для профессионального становления прохождения всех 3-ех ступеней развития: специалист, профессионал, эксперт?

 

На каждой ступени можно и должно быть достойным этой ступени. И для многих людей этого достаточно.  Но если есть стремление к высшим достижениям в своем Деле, то – да, необходимо освоить в совершенстве каждую ступень. Следует помнить, что человек полжизни работает на свое имя, а полжизни имя работает на своего хозяина.

 

  1. Уважаемый Виктор Иванович, спасибо большое за доклад! Бытует мнение, что не все могут стать субъектами своей деятельности, что нужны люди, которые помогут другим в осуществлении их целей. Таких большинство. Можно ли назвать это явление негативным? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Ну, во-первых, всякий человек сознательно действующий является субъектом своей деятельности, но не всегда собственной, т.к. в целом она может быть навязана извне, тогда он просто исполнитель чужой воли. Обращаю ваше внимание на принципиальное различие – «своя» и «собственная» деятельность. И, во-вторых, во всякой помогающей деятельности Другому (консультации, терапия…), как и в любой другой, можно и нужно быть субъектом собственной деятельности. Только в этом случае ваша деятельность может стать высоко профессиональной.

 

  1. Виктор Иванович, спасибо за доклад. Видите ли Вы различие между категориями «труд» и «профессиональная деятельность», и с каким именно из этих предметов Вам кажется перспективней работать в области профессионального консультирования?

 

В докладе я говорил, что понятие «труд» является родовым понятием, всеобщей формой активности человечества в этом мире, а понятие «профессиональная деятельность» — это видовое понятие, конкретный формат труда. Поэтому в профессиональном консультировании надо работать с конкретной профессиональной деятельностью – при выборе, совершенствовании, смене деятельности и др.

 

Вопросы профессору Масловой В.А.

 

  1. У каких профессионалов в большей степени изменилась речь? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

И язык, и речь (как способ реализации языка) меняются постоянно, но медленно, иногда меняют свои значения до противоположности. Так, во времена Пушкина сожительница – это законная (венчанная) жена священника, то сейчас диапазон значений – от женщины, живущей с мужчиной вне брака, до женщины легкого поведения. С конца ХХ века, когда общество перешло в новый этап своего развития – из общества индустриального типа оно превращается в общество информационное. —  эти процессы ускорились. Язык и речь стали меняться на глазах, например, в интернет-дискурсе, который породил сетевые сообщества и сетевой язык. Это язык проникает в молодежный сленг и язык СМИ (примерами могут служить такие выражения как «гламу́рно, гламурненько» (от англ. glamour — очаровательно), «респект» (от англ. respect — уважение) — выражение уважения и др.). Параллельно в речь проникают нелитературные элементы, часто без определенной коммуникативной цели, только чтобы следовать моде на все сниженное: все прошло супер, давеча, дадена и др. Таким образом, в наибольшей степени изменилась речь самих компьютерщиков и представителей прочих новых профессий, а также молодежный сленг.

 

  1. Валентина Авраамовна, как Вы справляетесь с отсутствием у будущих педагогов культуры владения собственной речи?

 

Справляюсь плохо, если судить по тому, что в Вашем вопросе 2 стилистические ошибки.  Но постоянно говорю будущим педагогам, что все знания о мире и о своей будущей профессии мы получаем через язык. Более того, мы видим в мире только то, что уже запечатлено в языке, поэтому нужно хорошо знать язык, чтобы постичь мир.  Хорошее владение хотя бы одним языком – путь к успеху в любой профессии.

 

Вопросы профессору Богоявленской Д.Б.

 

  1. Диана Борисовна! Поясните, пожалуйста, все-таки, что такое надситуативность?

 

Его раскрытие не просто сложно, но однозначно невозможно. Приведу его определение, данное авторами краткого психологического словаря 1985г., крупных профессионалов. С одной стороны, М.Г. Ярошевский как ученик С.Л. Рубинштейна и А.В. Петровский как президент РАО для академика Климова авторитеты. С другой стороны — там упоминается важная для него характеристика субъекта труда как личностная направленность.

«Активность надситуативная — способность субъекта подниматься над уровнем требований ситуации, ставить цели, избыточные с точки зрения основной задачи. Посредством А. н. субъект преодолевает внешние и внутренние ограничения («барьеры») деятельности (см. Установка) А. н. выступает в явлениях творчества, познавательной (интеллектуальной) активности, «бескорыстного» риска, сверхнормативной активности» с. 11. Перечислен ряд разных определений по сути одного и того же проявления творчества за исключением «бескорыстного риска». Но парадокс заключается в том, что перечисленные желательные выводы из эксперимента с введением в ситуацию риска, где доминирует мотив достижений, подвергаются нами сомнению. Этот вывод усиливает определение надситуативной активности данное в другом словаре, где подчеркивается ее активная разработка В.А. Петровским как существование мотивации, суть которой заключается в самой притягательности действий с непредрешенным исходом. Человеку известно, что выбор, который он собирается сделать, будет оплачен, возможно, разочарованием или срывом, но это не отталкивает, а еще сильнее стимулирует к действию.  Казалось бы очевидно, что в ситуации риска задан стимул и говорить о надситуативной активности как проявления творчества не имеет смысла.

Однако подкупает тонкий анализ деятельности человека в условиях выполняемой им деятельности, данный В.А.Петровским. Внутри нее он выделяет действия, которые ситуация принуждает применять, затем в осуществлении этой деятельности индивид может поставить новые цели, которые ситуация его побуждает, и, наконец, располагает совершать.  Действия, которые жестко не требуются в ситуации задачи, а побуждаются, рассматриваются в аспекте развития заданной деятельности и трактуются как проявление неадаптивной активности. В текстах В.А.Петровского неадаптивная активность далее рассматривается как способность действовать за пределами ситуативной необходимости, что логично. А затем незаметно это понятие сменяется понятием, казалось бы, совсем аналогичным, надситуативной активности. Естественно, что надситуативная активность подразумевает и действия за пределами ситуативной необходимости и является проявлением неадаптивной активности. Более того, творчество предполагает выход за пределы ситуативной необходимости, а следовательно, и надситуативной активности. Однако, в емкое понятие надситуативной активности включаются и действия, не побуждаемые извне, что стирает меж ду ними в научном и практическом плане принципиальную грань. В научном плане это решение вопроса о понимании природы творчества. В практическом плане это вопрос адекватной психодиагностической процедуры. В экспериментах В.А. Петровского остановка движущейся мишени (ее остановка в туннеле выступает в качестве требования) на границе с запретной зоной рассматривается как проявление бескорыстного риска, а он, в свою очередь свидетельствует о проявлении надситуативной активности. Отсюда следует вывод о проявлении испытуемым творческих способностей. Автор методики отвергает объяснение этого феномена как проявления мотива достижений или высокого уровня притязаний. Его можно понять: тонкий аналитик видит за проявлением, возможно, этих мотивов более глубокого обобщенного проявление психики человека – неадаптивной активности. Но даже, если интерпретировать феномен бескорыстного риска в данной ситуации как проявления мотива достижения или высокого уровня притязаний, такой человек как социальный индивид активен по сравнению с тем, который формально выполняет предъявляемые ему требования. По классификации Пономаренко его можно отнести к «работнику», а субъекта неадаптивной активности к «специалисту». Естественно, что теоретическая мысль и воображение В.А.Петровского не ограничивалась рамками экспериментальной ситуации. Явление бескорыстного риска теоретически предполагает и покорение горных вершин, которое утверждает не только и не столько собственные достижения, а утверждение сил человечества, и в принципе возможность подвига. Вместе с тем встает вопрос: есть ли достаточные основания классифицировать результаты по выше приведенной методике как проявление творчества. Короче: являются   ли методики, где наблюдается проявление неадаптивной активности как диагностические для идентификации творческих способностей. Моя критика относится к расширенной интерпретации экспериментальных данных и к самой диагностической процедуре. Остановка мишени у запретной зоны непосредственно как требование действительно не сформулировано. Напротив, мишень можно остановить в любом месте туннеля. Однако, в условиях задачи обозначена зона запрета, что стимулирует испытуемого на выбор: действовать формально или убедиться в своих возможностях. Это подтверждают и протоколы эксперимента, в которых почти художественно описаны переживания испытуемых. Во втором случае испытуемый действительно выходит за рамки необходимых требований, но не за рамки ситуации. Поэтому его поведение следует рассматривать как социально активное, но как проявление ситуативной, а не надситуативной активности. Выхода за пределы изначально заданной ситуации здесь нет. В связи с этим я ставлю под сомнение и утверждение о развитии испытуемым деятельности. Если просто неформальное выполнение деятельности считать ее развитием, это приведет к слишком расширительному его толкованию. Возможно, Вадим Артурович мне возразит, что в строгом понятии стимула действовать у зоны запрета нет. В последней работе он заменяет термин «стимул» на более тонкий, но имеющий более широкое и менее определенное значение — термин «вызов». Наличие «вызова» в инструкции методики отрицать нельзя. Следовательно, условия задания побуждают испытуемого изначально делать выбор. Таким образом, деятельность испытуемого не выходит за рамки заданной ситуации. Более того, нет доказательств, что действия вблизи зоны запрета конкретного испытуемого не являются результатом действия мотива достижения или высокого уровня притязаний.  Тем более нет оснований по результатам этой серии утверждать наличие творческих способностей. Термин «Надситуативная активность» теоретически и экспериментально не обоснован.

 

  1. Какое место занимает наставничество в педагогической деятельности? Когда педагог достигает фазы «авторитет и наставник»? Что нужно делать для увеличения количества педагогов, способных к эффективному наставничеству?

 

Чтобы в ВУЗы шли по призванию. а не потому, что в другой не прошел. Позиции «авторитета и наставника» достигается тогда, когда способен передать другому увлеченность и приверженность своему труду, раскрыть его красоту и значение в познании мира. Один из талантливых современных ученых пришел к выводу, что в ВУЗах читать лекции должны не преподаватели, излагающие систему знаний, а ученые, бьющиеся над решением проблемы.

Стадия наставника по Е.А.Климову это жизнь не просто с передачей опыта. Ее смысл в воспитании единомышленников, передачей своей личностной направленности. У В.А.Пономаренко в отличии от специалиста профессионалы связываются не просто с овладением профессией, но с призванием и способностью в своей деятельности к подвигу. Поэтому Пономаренко пишет о духовном профессонализме. (абзац дополнительный)

 

  1. Подскажите, пожалуйста, высший уровень профессиональной деятельности — творчество. Как можно охарактеризовать деятельность тех профессионалов, которые освещают творческие события? Они соприкасаются с творчеством на профессиональном уровне. Каким мог бы стать их творческий уровень? Прошу прощения за тавтологию.

 

Очень интересный вопрос. Ответ зависит от того, что автор вопроса вкладывает в понятие «освещения события». Если это интерпретация Бетховинской симфонии, то она производит на нас впечатление, если освещающий сам творец. Чтобы понять и суметь донести до других сочинение творца, надо самому быть на уровне. Если же это пересказ прочитанного, то все зависит от структуры личности этого человека. Или прикосновению к процессу творчества стимулируют его развитие в данном направлении, или (если для него важнее зарплата, полученная за эту работу) оно никак не влияет на его  уровень развития.

 

  1. Диана Борисовна, Вы в своей теории творчества раскрываете механизм творчества и выделяете единицу творчества как «развитие деятельности по собственной инициативе». Не кажется ли Вам, такое продолжение деятельности за пределы заданной задачи и выход во внешне нестимулированную деятельность можно назвать «заситуативной активностью» как продолжение ситуации по собственной инициативе, а не «надситуативной активностью» как нахождение вне ситуации, т.е. человек продолжает деятельность, потому что хочет познать глубже, проникнуть в сущность явления, выявить закономерности и законы, т.е. присутствует феномен целеполагания, человек выходит за пределы заданной извне задачи, расширяет ситуацию, углубляет ее понимание и познание? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Лучшим вопросом является 4 вопрос, поскольку там представлено глубокое понимание процесса творчества, которое излагается в моих работах.  Автор вопроса предложил термин «заситуативная активность» как не уход из нее, а ее развитие » ЗА пределы заданных требований», как момент развития осуществляемой деятельности в силу своей «Приверженности» ей. В термине НАД есть уход, но нет ее развития, доминирует момент отстраненности. Над как бы смотрим со стороны и присутствует момент идущий от Дж.Гилфорда: посмотреть на то же самое с другой позиции. Смотрим сверху и как бы видим множество ситуаций, но их обобщение — это вопрос восприятия, а не движения на углубление нашей мысли. Вместе с тем работа над системой задач описана в методе «Креативного поля» разработанным в 1969 г. (Вопросы психологии 1971, № 1.)

 

Вопросы профессору Лобастову Г.В.

 

  1. Как Вы оцениваете уровень профессионализма молодых специалистов в педагогической профессии?

 

Исходя из представления об общей ситуации в системе образования, что-то сказать утвердительно-положительного об уровне профессионализма молодых педагогов сложно. Можно говорить об отдельных талантливых педагогах среди молодых (как, надо полагать, и во всех профессиях), и мне случалось лет тридцать назад видеть работу молодой учительницы, уверенно и умно беседующей с учеником (урок-экзамен). В этой работе я видел и Л.С.Выготского, и В.В.Давыдова, и П.Я.Гальперина. Это, конечно, была сама по себе умная дама, и потому никаких формальностей от министерских методик у нее не было. Надо полагать, такие люди где-то сохранились и по сей день.

 

  1. В.А Сухомлинский справедливо подчёркивал, что если нет педагогического коллектива, то нет и коллектива ученического. Как Вы считаете, как ли это?

 

Касательно эмпирических фиксаций зависимостей типа той, на которую указывает Сухомлинский, надо заметить, что большого ума в них нет. Хотите принимайте их, хотите нет, ничего поменяться не может: на них нигде опереться нельзя. Они не содержат в себе необходимости и всеобщности (в связи с этим высылаю свою статью «Сон разума рождает чудовищ»). То есть не имеют теоретического характера. Но ясно одно: коллективность должна быть формой жизни в любой сфере, ибо в ней, в коллективности, выражается собственно человеческое, потому утверждение положительной корреляции между учительским и ученическим коллективами – это банальность. Связаны причинно-следственным отношением эти коллективы или не связаны, в любом случае хорошо. Вопрос потому переводится в форму: как создать, сформировать коллектив? Что, естественно, связано с понятием самого коллектива. Традиционный класс – не коллектив. Но внутри класса могут складываться различные коллективы и, понятно, на различных основах. Сложнее представить учительский коллектив. Что, вероятно, понятно.

 

  1. Чтобы «вывести» нынешнего студента – будущего педагога — за рамки отчужденной деятельности, необходимо развитие критического мышления. КАК реально этого достичь в нынешних реалиях? (Как научить студента объяснять ребенку «почему луна не падает на землю» и «делить капли»?)

 

В любых обстоятельствах никто и ничто не мешает развитию критического ума. Ум, любой ум, всегда критичен, ибо всегда вглядывается в основания любого положения, даже того, которое он сам высказывает. И видит весь спектр возможностей того, о чем думает. Если этого нет, то критика сводится к противопоставлению своей ограниченной позиции всякой прочей. Выражение этого противопоставления не есть критика в ее научном значении. Но это всегда указывает на неспособность видеть собственную абстрактность, а потому и ограниченность. Рекомендую в этой связи прочитать у Гегеля памфлет «Кто мыслит абстрактно?».

Что касается «капелек», я это подробно описал в своей статье «В одной капле океан воды», высылаю весь сборник.

С Луной я вообще проблемы не вижу, как ее, полагаю, не видит и любой школьный учитель физики.

 

  1. Геннадий Васильевич, можно ли понять из Вашего выступления, что стоит выделять как разные проекции профессионализации: становление компетенций (умелости в деятельности, специализации) и нравственное развитие профессионала как овладение всеобщими формами культуры?

В логике существует операция деления понятий. Но логика хорошо знает, что такое понятие. Если отсутствует понятие понятия, то делить свои представления можно как угодно.

По существу. Я утверждал, что за всеми компетенциями, в каком числе и в какой предметной определенности их ни перечисляйте, — за всем этим нагромождением лежит ум. Если ума нет, ни одна компетенция не осуществима. А если есть ум, то он, как универсальная способность осуществления движения по внутренним определениям любого предмета, то он исключает глупость заниматься компетенциями. Ибо ум – это «компетенция всех компетенций», и он в каждом случает оформляет движение субъекта так, как того требует конкретная предметная ситуация.

А игры министерства с компетенциями – явное свидетельство отсутствия там педагогического ума. Или сознательное побуждение учителя и профессора копаться в соотношениях бесконечно детализируемых возможных эмпирических ситуаций. Чтобы отвлечь их от умной и небумажной работы. Под видом заботы о развитии человеческих способностей направлением педагогической деятельности в это русло исключить их, способностей, формирование.

Сформируйте ум, способность понятия, и больше ничего не надо. Пожалуй, каждый понимает, что если кто умный, то он умный во всем, а если в чем-то одном, то он «профессиональный кретин» (Маркс). Потому педагогическая проблема заключается в том, чтобы выделить те всеобщие формы человеческой культуры, в которых представлены УМ, ДОБРО и КРАСОТА. Выделить не легко, ибо «красота спасет мир» только тогда, когда она ПОНЯТА. Иначе будете вечно подменять ее разными формами подделок, принимая их за красоту истинную. Тем более это относится к уму. Если спросите, где его искать, то, повторяя мысль Гегеля и Энгельса, скажу: ум, теоретическая способность понятия формируется только посредством изучения развития мышления как оно представлено в истории философии. Именно философии. Не перепутайте с учебниками. Иначе произойдет подмена по типу красоты и красивости.

 

Вопросы профессору Булгакову А.В.

 

  1. Спасибо за интересный доклад. Можно вопрос про этнический состав выборки? Могут ли полиэтничные выборки дать другой результат?

 

Этнический состав 96% всей выборки (368 чел.) русские, граждане РФ, остальные граждане СНГ и стран, активно сотрудничающих с нами. Сейчас продолжаем работать с вьетнамской выборкой.

 

  1. Александр Владимирович, осталось не совсем понятно, как именно принцип культурного опосредования реализован в разработанном диагностическом инструменте?

 

Принцип культурного посредования — методологическая основа обоснования диагностики Человечность-доминрование в межличностных и межгрупповых отношениях. Принцип представлен в 3-х аспектах культуры: 1) среда — измерялся модернизированным опросником организационной культуры Кунн и Камерон; 2) опосредствование — шкалой А (адаптация и модернизация шкалы аллофилия Т. Питтински); 3) посредничество (экспертная оценка по опроснику Лебедева). Все это указано на слайде №3. Принцип был нами был реализован в изучении такого социально-психологического явления как «межгрупповая адаптация в организациях» (Булгаков А.В. Принцип культурного опосредования как основа сравнительного анализа результатов исследований межгрупповой адаптации в организациях //Вестник РГГУ №10(153). Серия «Психология. Педагогика. Образование». 2015. с. 37-59. слайд №4). Принцип культурного опосредевания является интегрирующим разные уровни межгрупповых отношений в различных организациях.

 

  1. Предложение из Казахстана: у нас есть возможность проведения подобных исследований.

Нужно обговорить условия взаимодействия. Я открыт к сотрудничеству. Давайте спишемся, организуем av_bulgakow@mail.r

 

 

Вопросы профессору Бойко Б.Л.

 

  1. Борис Леонидович, можно ли научиться художественному переводу?

 

Безусловно можно.

Тому свидетельством

— переводы художественных текстов практически со всех языков мира, выполненные писателями, поэтами, литераторами представителями отечественной интеллигенции в течение 19-20 вв., имевшими знания иностранных языков и накапливающие мастерство непосредственно в процессе выполнения переводов произведений художественной литературы с иностранных языков, и

— существование издательств «Всемирная литература» (1919-1924), «Academia» (1921-1937) и «Художественная литература», специализирующиеся на изданиях переводной художественной выпуск 200-томного издания Библиотеки Всемирной литературы.

 

Второй путь – организованная подготовка профессиональных переводчиков в учебных заведениях, например, систематическая подготовка литературных переводчиков (переводчиков художественной литературы) второй половины ХХ века была организована в стенах Литературного института им. А.М. Горького на Тверском бульваре – основан в 1933 году. Сегодня профессиональное образование в области перевода художественной литературы студенты Литинститута получают в ходе постижения мастерства перевода с английского, французского, немецкого и итальянского языков на русский.  Начала основ художественного перевода можно приобрести и на переводческом факультете Московского лингвистического университета на Остоженке 38.

 

См. Высшая школа художественного перевода. https://litinstitut.ru/content/vysshaya-shkola-hudozhestvennogo-perevoda

 

 

  1. Спасибо большое за доклад, уважаемый Борис Леонидович! Вопрос от переводчика. Как влияет коммуникативно-функцинальный подход на психологию переводческой деятельности? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Убедительный материал на эту тему изложен в двух статьях проф. В.В. Сдобникова: «Коммуникативно-функциональный подход в российском переводоведении» и «Коммуникативно-функциональный подход в западном переводоведении».

В частности, подводя итоги анализу работ американских – Джон Касагранде (статья «Цели перевода», Юджин Найда (идея динамической эквивалентности) и немецких исследователей перевода – Альбрехт Нойберт (прагматическое отношение к тексту получателя перевода) и Герт Егер (коммуникативная эквивалентность перевода), В.В. Сдобников, приходит к выводу о том,  что «основная заслуга американских и немецких ученых второй половины ХХ в. заключается в том, что они включили в сферу изучения закономерностей перевода, помимо самих текстов оригинала и перевода и, соответственно, двух языковых систем, факторы экстралингвистического характера, связанные с личностями коммуникантов, их фоновыми знаниями, познавательными возможностями, с тем воздействием, которое тексты оказывают на адресатов».

Психологический контекст в работе переводчика состоит в том, чтобы в процессе изучения содержания исходного текста, установить какие цели ставил перед собой отправитель текста по воздействию на потенциального получателя этого текста в форме текста перевода и достижения положительного эффекта в соответствии с замыслом отправителя текста.

Следует отметить, что изложение содержания работ американских и немецких исследователей В.В. Сдобников предпринимает, опираясь на ранее опубликованные работы В.Н. Комиссарова.

 

Сдобников В.В. Коммуникативно-функциональный подход в российском переводоведении. См.: https://l.jvolsu.com/index.php/ru/archive-ru/452-science-journal-of-volsu-linguistics-2017-vol-16-no-3/glavnaya-tema-nomera-covremennoe-perevodovedenie-maksimy-konstanty-i-vektory-razvitiya/1572-sdobnikov-v-v-kommunikativno-funktsionalnyj-podkhod-v-rossijskom-perevodovedenii-istoki-na-angl

Сдобников В.В. Коммуникативно-функциональный подход в западном переводоведении. https://cyberleninka.ru/article/n/kommunikativno-funktsionalnyy-podhod-k-perevodu-v-zapadnom-perevodovedenii

 

Комиссаров В.Н. Общая теория перевода (проблемы переводоведения в освещении зарубежных ученых) : учеб. пособие. М. : ЧеРо, 1999.

 

  1. В настоящее время все более широко используются программы электронного перевода, не произойдет ли замещение переводчиков-специалистов на программное обеспечение?

 

Действительно, машинный перевод в России начала XXI столетия сделал огромные успехи. Уже сегодня машинным способом переводятся огромные массивы текстов, предназначенные, во-первых, для внутреннего пользования, когда требуется понять общее содержание публикаций в прессе на заданную тему на нескольких языках мира и, во-вторых, когда необходимо быстро перевести технические и узкоспециальные тексты, которые затем будут отредактированы специалистами по данной тематике.

Информация в сети, публикуемая переводческими компаниями, выполняющими срочные переводы технических и узкоспециальных текстов, свидетельствует о том, что существует острая потребность в постредактировании таких текстов исключительно силами специалистов, имеющих соответственное профильное образование.

Специалистами ведутся интенсивные разработки в области автоматического постредактирования, которые свидетельствуют о том, что автоматическое постредактрование машинного перевода становится реальностью.

 

Автоматическое постредактирование машинного перевода: взгляд в будущее. Бюро переводов Prima Vista. https://www.primavista.ru/rus/articles/avtomaticheskoe-postredaktirovanie-mashinnogo-perevoda-vzglyad-v-budushhee

 

 

 

Вопросы профессору Харченко Е.В.

 

  1. Спасибо за интересный доклад! А возможно ли обучить кругло-отесанности русских и не заставит ли это нас потерять нашу самобытность? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Очень интересный вопрос. В настоящее время можно наблюдать две противоположных тенденции. С одной стороны, глобализация, которая делает культуры однотипными, с другой – активизируется интерес к национальным традициям. Несомненно, каждый человек считает свою культуру правильной, понятной и, что самое главное, — прогнозируемой. Похожие на нас люди нравятся нам гораздо больше именно поэтому. Чужой, т.е. не похожий на нас, вызывает опасения именно из-за его непредсказуемости. Так что желание выстроить окружающий мир и людей «под себя» очень распространенное желание (вспомните поведение победителей в войнах). Поэтому в данном случае стоит говорить не о том, чтобы изменить национальный характер (многие исследования показали, что социокультурные архетипы очень устойчивы), а о том, стоит ли при межкультурной коммуникации сознательно вести себя так, как принято в другой культуре. На наш взгляд, есть три варианта поведения:

1) Избегать того, что воспринимается как оскорбление или снижение статуса в другой культуре (например, показ подошвы обуви, когда европеец сидит, закинув ногу на ногу, представителями арабской культуры воспринимается как оскорбление).

2) В некоторых случаях можно использовать знание чужой культуры, чтобы сделать приятное ее представителям: выучить несколько слов на иностранном языке, использовать невербальные знаки, принятые в другой культуре (например, в Китае принято отдавать и брать визитку двумя руками). Используя такие элементы, Вы делаете приятное носителям этой культуры, т.к. показываете, что вам это интересно. В этом случае важно не переборщить и использовать современные ритуальные действия.

3) Внимательно наблюдать за реакцией на ваши слова и действия и быть готовым научиться чему-либо новому или извиниться за недоразумение.

Следует сказать, что к носителям иной культуры, как правило, требования снижены, поскольку все понимают, что иностранец многого не знает.

 

  1. Скажите, такое взаимопроникновение культур несет пользу или негатив для науки?

 

Наука, с нашей точки зрения, является, скорее «градусником», с помощью которого можно что-либо измерить, а затем проанализировать сопоставить и т.д. Поэтому наука (точнее ученые) в данном случае может что-то фиксировать и изучать.  Что касается пользы или негатива для людей, то здесь есть плюсы и минусы. Большое количество контактов и взаимопроникновение культур снижает агрессивность на уровне больших групп, позволяет обмениваться оптимальными способами поведения, приготовления пищи и т.д. К минусам можно отнести то, что доминирование одних культур приводит к замещению и исчезновению малочисленных. Это можно увидеть на примере языков.

 

 

 

Вопросы профессору Мыскину С.В.

 

  1. Сергей Владимирович, не мешает ли Вам устанавливать профессиональное общение с коммуникантами в процессе подготовки будущих профессионалов в условиях дистанционного обучения? Можете ли Вы определить и оценить адекватно состояние коммуниканта?

 

Дистанционные формы обучения вносят свои коррективы в учебную деятельность. Для педагога увеличивается нагрузка на вербальное общение. При этом практически исчезает невербальная сторона этого процесса. В привычных условиях они дополняют друг друга, чем обеспечивается эффективность речевого воздействия. В сложившихся условиях преподаватели адаптируются к дистанционному общению. Находят новые удачные способы и приемы профессионального общения.

Как было отмечено профессором Исаевым Е.И., для педагога важно иметь два образования: профильное и психологическое. Именно психологическое образование позволяет педагогу адекватно оценивать оперативное состояние обучающихся, субъектов профессионального общения.

 

  1. Как Вы считаете, на сколько важно профессиональное общение, например, на пленарных заседаниях, конференциях, объединениях? Как часто нужно педагогу принимать участие в данных видах деятельности? ЛУЧШИЙ ВОПРОС

 

Считаю, что в ходе конференций профессиональное общение участников не только важно, но и является необходимым условием состоятельности данных научных мероприятий. Научные достижения, концепции и теории суть научной картины мира. Опытные и начинающие ученые в своих докладах представляют на обсуждение собственные новые разработки (как теоретические, так и практические), которые претендуют на включение их в общую научную картину мира, принятие научным сообществом. Достичь этого можно лишь системно представив свои наработки на профессиональном языке.

Формирование научно-исследовательской компетенции педагога, на мой взгляд, является первостепенной задачей современного образования. Участие педагогов в конференциях и других мероприятиях есть один из способов их научно-исследовательского становления.

 

  1. Сергей Владимирович, добрый день! А кто формулирует общую цель, которая затем становится индивидуальной? Совместно или есть ведущий целеполагатель?

 

Совместная деятельность предполагает наличие цели. Причем в совместной деятельности цель носит общий для всех субъектов характер. Еще Б.Ф. Ломов писал по этому поводу: «Фактором, объединяющим людей в совместной деятельности, и направляющим ее, является общая цель». Однако отметим, что применительно к совместной деятельности в организации общая цель изначально существует как индивидуальная цель руководителя (лидера, менеджера). Переход индивидуальной цели в общую происходит только в процессе профессионального общения и при особых условиях. Включаясь в совместную деятельность, работникам предварительно в ходе общения необходимо согласовать свои индивидуальные цели, действия, средства, способы и др., поскольку общая цель далеко не всегда осознается всеми участниками коллективного труда.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Эл № ФС77-75769 от 23.05.2019 г.